Мир женщины. Сайт для Женщин и Девушек, но и Мужчины найдутздесь много полезного и интересного! Как Выйти Замуж, Сонник, Гороскопы, Этикет, Маникюр, Воспитание Ребенка,  Все о Косметике, Прически,  Самомассаж лица, Любовь и взаимность, Психология towomen.ru

Меню Сайта

 

Главная

О Моде

Как Выйти Замуж

Сонник

Этикет

Маникюр

Прически

Гороскопы

Все о Косметике

Заговоры, Обереги, Молитвы, Подходы

Самомассаж лица

Любовь и взаимность

Истории Любви Знаменитых Людей

Некоторые болезни женщин

Все Болезни

Первая помощь

Воспитание Ребенка

Как женщине обращаться с мужчиной

Психология отношений

Стройная Фигура

Фитотерапия — лечение растениями

Энциклопедия Комнатных Растений

Выбор Комнатных Растений, Уход и Размножение

Сборник Кулинарных Рецептов

Переработка молока в домашних условиях

Лидерство в супружеской паре

На первый взгляд правдива мысль Л. Н. Толстого о том, что все счастливые семьи похожи, а каждая несчастливая несчастлива по-своему. Но мы беремся доказать, что в несчастьях есть свои закономерности, которые не разглядел-таки великий писатель.

Итак, у каждой супружеской пары свои особенности, но мы поведем речь о проблемах, закономерно повторяющихся, которых можно было бы и избежать, если знать о них заранее.

Итак, проблема проблем — лидерство в супружеской паре, власть в семье.

Если противоречий в семье нет — кто-то подал мысль, а кто-то ее принял, — то и сложностей никаких. Если расхождения непринципиальны — кто-то поканючил, другой снизошел, — и тоже без коллизий. Можно убедить, призвав на помощь логику и приведя аргументы, что предложенный вариант супругу просто необходим. Но если вскрываются непримиримые противоречия в интересах, то обычно обращаются к средствам принуждения. Вот и давайте разберемся в них. Такая теорема: в первые годы супружества почти все рычаги власти у жены, а к двадцатому году совместной жизни, если пара не распалась, они почти все переходят к мужу. Ее надо доказать.

Кто над кем будут властвовать, будет зависеть от того, кто в ком больше нуждается. А это в свою очередь зависит от того, кто легче может найти замену «худшему» на «лучшего», который будет послушен (при том, что в других отношениях он и она нравятся друг другу).

Кто в молодости привлекательнее для противоположного пола?

Конечно, девушка. Она расцвела, она лебедушка, царевна-лебедь. А он едва вышел из состояния гадкого утенка, лебедем он станет в тридцать. Она привлекательна не только для его ровесников, но и для повидавших, со связями, с деньгами, опытных в сексе, решивших проклятую квартирную проблему. А он пока по отношению к более старшим неконкурентоспособен. Далее. Она лучше общается, или скажем научнее, у нее лучше развита психотехника общения. Девочки- подростки вовсю щебечут, мальчишки же пока в разговоре используют одни междометия. К свадьбе он научается разговаривать уже простыми предложениями. Ну а его соперник, тридцатилетний, тот к ласкам и сказки прибавит, и голос у него льющийся, бархатный. К чему это мы? А к тому, что при разрыве у него и тут меньше возможностей.

Ей, чтобы познакомиться, достаточно лишь бросить взгляд, она грациозно принимает ухаживания. А он и хуже знакомится, чем его конкуренты, и хуже ухаживает. Не надо принимать напускную и, как правило, неуспешную развязность юношей за раскованность — это как раз от неумения.

Ей в новых контактах деньги не нужны — за ней ухаживают. Ему нужны. Как видим, замену ему осуществить труднее, а значит, он более зависим, чем она. Следовательно, она, а не он может сказать и говорит: не хочешь делать, как я хочу, — расходимся...

Ну, а как будет чувствовать он и она после разрыва? Кому будет хуже?

Когда нам больно, плохо, при разрыве с любимыми мы идем к друзьям — они поймут. Но к ним со своей бедой надо обратиться. Для женщин это так естественно. А для мужчины? Что же я — баба? Не справлюсь сам, а пойду плакаться в жилетку? И он не идет. Она выговорится, выкурит сигарету и ей полегчает, а ему, чтобы выговориться, надо выпить. К слову, это одна из причин мужской алкоголизации.

Мужская сексуальность в молодом возрасте «играет», женская же медленно набирает высоту. Поэтому при разрыве в этом возрасте он терзается сильнее, чем она. К чувству одиночества присоединяются мучения сексуального одиночества. Что тяжелее, решить трудно.

Если говорить языком объективным социологических данных, то обеспеченность потенциальными брачными партнерами в возрастной группе до 24 лет у женщин всегда была выше, чем у мужчин.

Как видим, угроза разрыва — очень серьезный рычаг власти молодой жены. Попробуй с ней не согласись!

Но это еще что!.. Вот когда появляется ребенок, положение молодого мужа еще более осложняется. По справедливости сказать, плохих отцов больше, чем плохих матерей, хотя и такие встречаются. Наш же разговор не о плохих, а о нормальных отцах, коих подавляющее большинство, об отцах, которых как раз и можно задеть упоминанием о возможном разрыве с ними. Дело в том, что вопреки законодательству и благодаря всеразрушительным инструкциям, ребенок при разводе остается почти всегда с матерью. Отец же практически лишается прав и по существу полностью «освобождается» от обязанностей. Лишь одну почетную обязанность он выполняет до 18-летнего возраста своего ребенка — платить алименты. Если отец любит ребенка, то разрыв с ним страшен. Вероятно, он тяжелее даже потери жены, все-таки жену найти можно. А утрата ребенка невозместима.

Учтем также, что отец лишается большей части нажитого и жилплощади, а если оставляет что-то за собой по закону, то терпит моральный урон в глазах близких.

Развод для мужа означает также ухудшение перспектив для его продвижения по службе в силу социального неодобрения. На женщин, несмотря на их активность в разводах, это не распространяется. Так что и здесь все не в его пользу.

Распространено мнение, что женщины более эмоциональны. И это верно, если иметь в виду подвижность эмоций. Она легко может заплакать, но и переход от искренних слез к вполне искреннему смеху — в этом тоже женщина. Но у мужчин больше сила эмоционального переживания, их эмоции более энергетичны. А значит, и стресс, вызванный разрывом отношений, у него сильнее даже при прочих равных условиях. А здесь, как мы видим, прочие условия в ее пользу. Все это вместе взятое делает разрыв для молодых мужей драматичным событием.

Это подтверждается и социологическими исследованиями: менее трети разводов в городах инициировано мужчинами,   соответственно   более  двух   третей

(68%) разводов инициировано женами, но 40% разводов совершают супруги, прожившие менее 3 лет, а активность женщин в разводах с возрастом неуклонно падает. Более активно, чем женщины, мужчины начинают разводиться лишь после 50 лет.

Мы так много уделили внимания этому вопросу в силу его особой психологической важности. Угрозу развода муж воспринимает всерьез и старается его предотвратить послушанием, ну а жена умело использует этот рычаг принуждения. Сначала практикуются пробные разрывы, напряженность в отношениях повышается. Тут применяется и молчание и уход из дома на несколько часов, переезд на некоторое время к родственникам или друзьям с демонстрацией верности мужу (на тот случай, если развод все-таки не состоится). Это зондирование. Если муж не уступает, жена стремится вызвать у него чувство ревности. Она говорит о возможности и допустимости измены и замены, об интересе к ней других мужчин, Иногда дело доходит до демонстративной реальной измены. Мы говорим не об измене, вызванной новой глубокой любовью, а об измене именно как средстве принуждения. Это уже частичный разрыв, предтеча полного разрыва. Это всегда удар по самооценке. Ревность мужчин более глубинная, биогенная. Угроза измены — это очень серьезный рычаг власти в руках молодой   жены.

Посмотрим теперь, как работает на молодую жену в этой ситуации общественное мнение. Ну, бог с ним, с ближайшим окружением — родственники, соседи... А вот вздумал бы муж пойти к жене на работу по поводу семейных конфликтов. И что бы вышло? Правильно, ничего, кроме смеха со стороны ее коллег, сослуживцев. Иное дело, она на работу мужа обращается. Тут ее ждет поддержка и внимание. Почему? «Дыма без огня не бывает», — рассуждают сослуживцы мужа. Существует некая готовность общественности к осуждению скорее мужей, нежели жен. Действительно, «плохих» людей среди мужчин больше, чем женщин, на этом основании и делается ложный вывод, что средний мужчина хуже средней женщины (ложный в том смысле, что на самом деле не лучше, но и не хуже). К тому же, если руководитель женщина, она поддержит молодую жену из чувства женской солидарности. А если руководитель мужчина, то вопреки мужской солидарности, а наоборот из чувства соперничества он опять-таки поддержит молодую жену, хотя, конечно, в мотивах не признается даже себе. Так что молодой супруг боится жалоб своей молодой супруги, особенно если он стремится к продвижению по службе.

Но вернемся в супружеский дом

Муж на этом этапе еще не сведущ в домашних делах. Правда, это в некотором роде ему выгодно. Потому-то он и не противится такому положению вещей, хотя проигрыш гораздо больше, правда, это он поймет много позже. Ну, например, оставшись без обеда (это она в наказание не оставила ему еды), он чувствует себя беспомощным. Но не это главное. Важнее, что она распорядитель кредитов. Он ей деньги отдает, она ему выдает. По рублю на еду, транспорт, по пять на покупки, химчистку. Она же и работодатель в доме. Ну, а если дал работу, надо проконтролировать исполнение, а за нерадивость наказать ворчанием или молчанием. Кстати, когда на лекциях мною задается вопрос, что страшнее, зал единодушен: молчание. Ворчание — это хоть и неприятно, но жена еще здесь, рядом, а молчание — это заговор, это разрыв, пусть частичный, но это и предвестник полного разрыва. Как-то давно, в газете «Вечерняя Москва» была опубликована моя статья под заголовком «Кухня — дело мужское» в защиту задавленных кухней женщин, и я получил большую почту, в которой главным тезисом был следующий: «Э-э, нет, кухню мужчинам мы не отдадим!». Это и понятно. Постанывая от перегрузок (кстати, это лишний повод дать почувствовать мужу свою значимость и упрекнуть), жена не склонна отдать лидерство на кухне, а вместе с ним и власть в доме. Пусть он лучше ей помогает, т. е. выполняет неквалифицированную работу под ее руководством.

Все это видит ребенок. К тому же, он знает, что в случае развода он останется с мамой. Так ведь случилось у других детей. И к той «пуповинной» привязанности, которая естественна в каждом ребенке, прибавляется зависимость «административная»: мама по утрам дает папе рубль, а ему 20 коп. И в этом отношении они с папой на равных. А вот папа с ребенком возятся с конструктором, мама возится на кухне. Запах, идущий с кухни, опьяняет обоих. Наконец мама — маг и волшебник — объявляет: «Быстро марш за стол!» И отец с ребенком как бы в одном вольере. Для малыша, как справедливо заметил писатель Л. Жуховицкий, кормилец тот, кто ставит кашу на стол. В результате всего ребенок, даже мальчик, при ссорах родителей объединяется с матерью. Отец в этом случае может оказаться в изоляции, избежать которой можно лишь послушанием.

Ранее мы говорили о более развитой у молодых женщин по сравнению с молодыми мужчинами психотехнике общения и ее значении в уменьшении стресса, но оставили за кадром один немаловажный момент в супружеском общении — о ее умении «переговорить» его. Представьте себе такую картину: она заказала билеты в Сочи, хотя он предполагал провести отпуск на севере. Но он уступает, так как спорить нету сил, да и бесполезно. Настаивать он не очень-то может и по финансовой причине. В среднем жених получает около 116 руб., невеста же 84. Разница не велика. С такой финансовой властью не раскомандуешься. Тем более, что родители жены еще полны сил и здоровья, достаток у них неплохой, и естественно, что жена ориентирована на своих родителей, а теща может быть с зятем и не в ладах.

Что же касается секса

Что же касается секса непосредственно в супружестве, то по причине его более высокой сексуальной активности он зависит от нее больше, чем она от него. И поэтому любое его непослушание вызовет у нее отрицательные эмоции, которые будут угнетать ее сексуальность. Понятно, что в этом случае ни о какой близости речи быть не может. Но некоторые жены, будучи менее зависимыми от мужей в силу конституциональной фригидности, просто отлучают мужа от супружеского ложа за любую провинность. У меня в клинической практике был такой случай. Жена говорила мужу:«Помойное ведро не вынес — полового акта не будет».

Не надо думать, что жена то и дело устраивает сексуальные забастовки, бегает к мужу на работу с жалобами на него или напоминает, что он бесправен в отношении ребенка. Все это может быть выражено намеком, но даже опасения заставляют мужа уступать в малом. Он убеждает себя, что по серьезному вопросу он не уступил бы. А что серьезное? Конечно, если пожар или землетрясение, то жена охотно будет подчиняться мужу, но, к счастью, такое случается редко, и ему приходится подчиняться. Владея рычагами принуждения, жена не только использует авторитарный стиль влияния на мужа, но она и позволяет себе быть категорично-безапелляционной с мужем, дает ему наедине и при людях отрицательные оценки, обвиняет, высмеивает. Если муж бывает неправ, она реагирует открыто конфликтно, не стараясь смягчить ситуацию. Только жены, обладающие гуманной психотехникой, обладающие самодисциплиной, избегают конфликтных ситуаций и не пользуются средствами принуждения. Мужья ценят таких жен, и, сравнивая свое положение с положением большинства своих собратьев, испытывают счастье.

Мы описали ситуации, которые распространены в первые 2—4 года супружества. Разберем же ситуации, характерные для двадцатого года супружества. Теперь все рычаги власти переходят в руки мужа.

Он заматерел, стал по-мужски красив, понятно, в пределах, отпущенных ему природой. Его даже седина красит. А она уже седину красит. Такова жизнь. К тому же наши женщины просто стараются стареть. Злоупотребляют косметикой, едят не то и не столько, курят, ведут неподвижный образ жизни. Жена, правда, что-то делает со своей внешностью, но это все для посторонних, а не для мужа. Он тоже не ангел в смысле образа жизни, но природа у него другая. Дольше держится в форме. В плане сексуальной привлекательности все это работает на него.

С годами доходы у мужа растут быстрее, чем у жены. Это повышает его ценность не только в глазах супруги, но и соперницы. В случае развода он теперь может позволить себе «красиво уйти», оставив жене и детям все нажитое, а себе  построить кооперативную  квартиру.

Она не утрачивает навыков общения, но у него они по сравнению с молодыми годами стали значительно лучше, так что теперь он и ухаживает умело (она, как и прежде, умеет принимать ухаживания, но все меньше желающих ухаживать за ней!). Он может уже повести даму не только в кино с буфетом, но и в Дом кинематографистов с рестораном. И с друзьями у него полный порядок — они его и выслушают, и помогут в первое время после разрыва с женой, если он перестал хотеть быть мужем и захотел снова стать женихом или вообще свободной птицей. О сексуальном одиночестве уже нет и речи. Замену теперь он найдет без труда.

Итак, теперь он жених, имеющий много преимуществ перед молодыми соперниками. Теперь в случае непокладистости партнерши уже он угрожает ей разрывом. Ну, а как же дети? Ведь они продолжают привязывать его к семье. Все это так, но не настолько, чтобы удержать в семье. Подросшие пятнадцатилетние дети, когда мама несправедлива, могут поддержать и отца. Отец более демократичен, менее мелочен и придирчив, и они объединяются с ним. К тому же власть выражается в каких-либо Приказаниях, поручениях: «Поди вынеси мусор», «Выколоти ковер», «Вытри нос... ребенку» и т. д. Но папа выходит из-под власти. И тогда она всю ее сосредоточивает на детях, а они в свои 15 лет сопротивляются и могут еще больше сблизиться с отцом. Мать теперь может оказаться в полной изоляции.

Когда он был

Когда он был «салагой» в домашних делах, кухня была для него чем-то вроде операционной. И он подчинялся безропотно. Но съездил несколько раз в командировки и понял, что не так страшен кухонный черт, как его малевали женщины. Так что жена до плова теперь им не допускается. Нередко он берет в руки и кассу...

И не переговорит его теперь жена. Научился разговаривать. Речь немногословная,   но  весомая.   И   сексуальность его стала спокойнее, не такая обостренная, как 18 лет назад. Нет, он еще на сексуальной высоте, если женщина ему нравится, но с женой секс менее интересен. У жены же в этот период сексуальность в расцвете, так что теперь он может наказывать ее.

Все это увеличивает возможность разрыва. Стресс у жены повышается, у него снижается. Роли поменялись, но напряженность осталась. Жена, предвидя полное одиночество (дети выросли и скоро разъедутся), становится покорной, как в свое время он, но тоже скрепя сердце и скрипя зубами. И муж начинает вести себя авторитарно, напоминая ей ее методы управления и применяя те же рычаги принуждения: «Не хочешь ехать отдыхать на север, найдутся другие спутницы». Он критически высказывается о ее вкусе, методах воспитания детей.

(Читатель, наверное, заметил, что, описывая поведение мужа, мы не слишком затруднялись в подборе фраз. Они почти слово в слово совпадают, когда мы говорили об отношении жены к мужу. И вы, скорее всего, поняли, чем был вызван такой прием).

Используя рычаги власти, средства принуждения, муж оправдывается перед собой, перед женой и перед друзьями прошлым ее поведением. Часть жен в этих случаях реагирует на это конфликтно, а некоторые, недооценивая ситуацию, продолжают вести себя по-прежнему. Пользуясь этим, некоторые мужья идут на развод.

Мы описали начало и конец распада семейной пары. Понятно, есть и середина. Все происходит постепенно и распад семьи происходит у кого-то раньше, у кого-то чуть позже. А что же после распада семьи? Но это уже другая тема, другой сюжет. Кстати сказать, не менее драматичный. Но как предотвратить подобные сюжеты? Ответы лежат не только в плоскости нашего разговора, есть психологическая культура, которой может овладеть каждый, есть самодисциплина, есть понимание законов, описанных нами, есть гуманность, есть совесть, нравственность, понимание другого и любовь к нему.

А. П. Егидес

 

Психология отношений

Rambler's Top100